Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта
Карта сайта
Напишите нам shkola2kotel@yandex.ru
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Михаил Баранов. История одной фотографии

Муниципальное казенное  образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 2

г. Котельниково Волгоградской области

Проектная работа

по дисциплине «История»

тема: «Михаил Баранов. История одной фотографии».

Выполнили:

Учащиеся 9 «Б» и «В» класса

Подскребалин Денис и

Петрушина Валерия

Руководитель: Николаева Т. И.

учитель истории и обществознания

МКОУ СОШ № 2

Котельниково, 2013

Введение

Товарищи летчики!

Истребляйте немецких оккупантов! Бейте их так, как это делает Герой Советского Союза Михаил Баранов.

Он уничтожил в воздухе 24 вражеских самолета, вывел из строя сотни автомашин, бензоцистерн, паровозов, истребил около тысячи гитлеровских солдат и офицеров.

Слава Герою Михаилу Баранову!!!

В городе Котельниково есть памятник – Михаилу Баранову, одному из величайших летчиков ВОВ. По инициативе рабочих паровозного депо, и на их средства, на Привокзальной площади, на месте братской могилы погибших при освобождении города Котельниково воинов и летчика, Героя Советского Союза – Баранова Михаила Дмитриевича, были установлены в 1946 году два памятника.

На одном – массивном, в виде куба, на четырехугольном постаменте с выступами, наверху стоял металлический макет танка. Рядом стоящий похожий памятник был увенчан пятиконечной звездой и огорожен. Это памятник летчику-истребителю, Герою Советского Союза Михаилу Дмитриевичу Баранову, погибшему в нашем небе.

Осенью 1957 года на том месте поставлен величественный памятник, в центре – скульптурная группа – застывшая в горе мать, сидящая  у бездыханного тела сына–воина. Скульптор – Лазюк Валентин Константинович.

За основу взята картина художника Боголюбского «Скорбящая мать». В центральной части монумента фигура матери, оплакивающей сына. Она обняла погибшего сына и погрузилась в безграничную скорбь. Проститься  с погибшим другом пришли однополчане. Один встал в почетный караул возле приспущенного знамени, с оружием в полном боевом облачении, а другой, склонив голову, в скорбном молчании припал на колено. 

Слева от композиции на пилоне металлическое барельефное изображение ордена Отечественной войны.  Над ним надпись: «1941», под ним лавровая ветвь. Под скульптурной композицией, на выступе, надпись: «Слава павшим героям». На левом пилоне, окаймленном лавровым венком, под склоненным знаменем и дубово-лавровым венком металлическая мемориальная доска с надписью: «Герой Советского Союза гвардии капитан Баранов Михаил Дмитриевич. 1921 – 1943». На  правом пилоне такая же мемориальная доска, в центре – изображение танка в дубово-лавровом венке на фоне 2-х склоненных знамен. Надпись: «Здесь похоронены доблестные войны гвардейского Котельниковского танкового корпуса, павшие в боях с немецко-фашистскими захватчиками в 1942». Имена: гвардии полковник Ротмистров П.Л.; гвардии старший лейтенант  Михайлов А.П.; гвардии младший лейтенант Пийцук Н.В.; гвардии младший политрук Петров Н.П.; гвардии младший политрук Поляков М.Д.; гвардии рядовой Кравченко Г.А.

Под композицией установлены белые мраморные мемориальные доски, разделенные плитами с объемным изображением звезды в лавровом венке. Цоколь в форме параллелепипеда. Перед стеной цветник, к памятнику подходит  асфальтированная дорожка. 

"Орлиное сердце" - так называлась листовка, выпущенная в августовские дни Управлением Сталинградского фронта. В ней рассказывалось о Михаиле Баранове - мастере воздушного боя. Звездочки красовались на фюзеляже его крылатой машины - 24 самолета противника уничтожил он только в сталинградском небе. 6 августа 1942 г. командир звена 182 истребительно-авиационного полка старший лейтенант Михаил Баранов вступил в бой с группой "мессершмидтов". Подбив одного, он продолжал бой с двумя другими. Но в это время летчик увидел шестерку немецких бомбардировщиков. Они направлялись к переднему краю нашей обороны. Баранов мгновенно решает помешать им. Ловко уйдя от "мессершмидтов", летчик начинает преследовать "юнкерсы". Сходу атакует их. Одного поджигает, остальных заставляет повернуть обратно. Вскоре он снова увидел пятерку "мессершмидтов", преследующих отставшего от своих советского штурмовика. Он тут же поспешил на выручку, ввязался в бой. Подбивает одного из "мессершмидтов", ложными атаками сковывает четырех оставшихся. Наш штурмовик благополучно ушел на свою территорию. Но у Михаила Баранова кончились боеприпасы. Он принимает решение таранить врага. Плоскостью своего самолета отрубает хвост немецкой машины. Она закрутилась и рухнула на землю. Но у машины Баранова отвалился кусок плоскости, при этом летчик получил ранение в ногу. Михаил выпрыгнул с парашютом… В этом бою им было сбито 4 вражеских самолета. 12 августа 1942 г. Михаилу Баранову было присвоено звание Героя Советского Союза. Ему шел тогда двадцать первый год.

Актуальность выполненной работы определяется необходимостью:

Глубокого изучения биографии Михаила Дмитриевича Баранова, как героя Великой Отечественной Войны;

Анализа  действий летчика;

Исследования подвига М. Баранова
В ходе выполнения работы были поставлены следующие цели.

Изучить вехи жизни известного летчика М. Баранова, с целью анализа последствий его деятельности для развития патриотического воспитания

Для реализации поставленных целей необходимо выполнить следующие задачи:

Глубокое изучение архивных военных документов.

Исследование биографических данных, сравнение их в разных исторических источниках.

Получение объективной информации о подвиге М. Баранова.

Его имя увековечено и в названии пионерской дружины одной из школ города-героя Ленинграда, в памятных мемориалах на флaгмaнe промышленности города — Кировском заводе, где работал Михаил Баранов, и в новых победах и успехах наследников славы 9-го гвардейского Краснознаменного ордена Суворова Одесского авиационного полка.

  1. Вехи жизни Михаила Баранова

Родился 21 октября 1921 года в крестьянской семье в деревне Горне Ленинградской области. Русский. Член КПСС.

Окончил школу в 1937 году. Работал токарем на Кировском заводе, в этом же году был зачислен учлетом аэроклуба. В октября 1938 года он окончил Ленинградский центральный аэроклуб. Ему еще не было семнадцати, когда кировцы поддержали его желание и направили и военную школу летчиков.

В Чугуевской военной авиационной школе таких «шустрых» и старательных, как Баранов, умели замечать и ценить. Его рвение к полетам было замечено и поставлено в пример курсантам всего потока.

В октябре 1940 года М. Д. Баранов получил звание младшего лейтенанта и был назначен младшим летчиком в 271-й истребительный авиационный полк Прибалтийского особого военного округа, где в условиях повышенной боевой готовности прослужил до мая 1941 года.

Летел Баранов отлично и раньше своих сверстников был выдвинут не должность командира звена 183-го истребительного авиационного полка, в котором он встретил войну. Первым из советских летчиков Сталинградского фронта к августу 1942 года сбил 24 фашистских самолета.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза.

Приказом командующего 8-й воздушной армией в числе лучших ее летчиков был назначен в 9-й гвардейский полк советских асов.

Погиб 18 января 1943 года.

В приказе по войскам Южного фронта от 10 июля 1943 года указывается, что за период боевых действий летчик произвел 285 боевых вылетов, провел 85 воздушных боев, сбил лично 24 и в группе-28 самолетов противника. Шесть самолетов он уничтожил на земле во время штурмовок.

  1. Ас  Сталинграда

С первых же дней Великой Отечественной войны Михаил Баранов вступил в ожесточенные бои с фашистскими захватчиками на Южном фронте в составе 183-го истребительного полка.

Командуя звеном, Баранов уже в первых боях показал свой «ленинградский характер», как говорили о нем летчики. Фашисты ожидали здесь, как и в покоренных ими странах Европы, легких побед. Но Баранов водил в бой своих летчиков так удачно, что за первые два месяца не потерял ни одного воздушного бойца, ни одного самолета своего звена.

Такой исход боев был в те первые месяцы войны большой удачей, и за Барановым прочно закрепилось Определение «сильный». Сильный летчик был и умелым командиром. К концу сентября 1941 года счет сбитых им самолетов гитлеровцев, как указывалось в аттестации, достиг «первой половины первой десятки».

25-ю годовщину Октября Михаил Баранов встречал с особым душевным подъемом. Так вышло, что накануне, 5 и 6 ноября, он был награжден сразу двумя орденами Красного Знамени. И как бы в ответ на эти награды Родины уже 8 ноября Баранов уничтожил еще один «хейнкель» и один «мессершмитт». Это произошло так.

Во время штурмовки поиск противника Баранов увидел вражеский самолет-корректировщик. Выйдя из атаки, он набрал высоту и устремился па «хейнкель». Фашистский летчик, видимо, не ожидал нападения, поскольку не успел даже попытаться ускользнуть от истребителя. Сблизившись, Баранов несколькими короткими очередями зажег вражескую машину, и она стала беспорядочно падать. Уже возвращаясь с задания, Михаил обнаружил ниже себя и несколько в стороне четыре «мессершмитта». Испытав в этот день удачу, воодушевленный, он решил завязать бой с фашистскими истребителями. Используя внезапность, он сумел сразу подбить один «мессер», и тот ушел со снижением. Три других Me-109 атаковали советскую машину и нанесли ей повреждение. Почувствовав, что самолет «зацепило», Баранов попытался выйти из боя. Это ему удалось. На поврежденной машине он все же пересек линию фронта и благополучно произвел посадку на своем аэродроме.

В феврале 1942 года он стал заместителем командира эскадрильи, и тогда-то особенно ярко проявилось его умение управлять группами самолетов в воздушном бою.

Он навязывал врагу свою тактику и технику боя. Его любимый маневр — заставить противника вести бой на фигурах. Выбрав себе объект, Баранов уже не отвлекался на другие, стараясь поставить противника в такое положение, когда ему не остается ничего другого делать, как искан, выхода из боя. Тогда-то, на выходе, Михаил и уничтожал его. Сам же он никогда не покидал поле боя первым.

Свой почерк имел Баранов и в штурмовых атаках. Его штурмовки отличались стремительностью атак на объекты противника. В том же феврале фронтовая газета писала о бое, и котором старший лейтенант Баранов показал высокое искусство наносить штурмовой удар по врагу. Напав звеном на колонну противника, двигавшуюся по шоссе, Михаил с товарищами уничтожил пятнадцать автомашин, несколько танков, повозок и около сотни солдат.

Были у Михаила дни особенно напряженные, когда приходилось делать до шести вылетов в сутки. Нередко и одном полете надо было выполнять не одну, а две боевые задачи, либо прерывать выполнение одного задания, чтобы переключиться па другое, исходя из складывающихся в данный момент обстоятельств.

Как то в мае сорок второго, отравившись па разведку, Баранов обнаружил большое скопление вражеских самолетов на аэродроме. Пройти мимо было не в его характере, и он завернул своих ведомых на обнаруженную цель. В одной атаке наши истребители сожгли восемь вражеских самолетов. Вернувшись в полк, Михаил доложил командованию о необходимости повторить полет. Он детально разработал план уничтожения аэродрома противника, составил расчет группы штурмовиков и прикрывающих их истребителей и, добившись утверждения плана командованием, сам повел группу из девяти Ил-2 на штурмовку. Скрытно и точно привел группу к аэродрому, а когда зенитные орудия стали обстреливать наши самолеты, Баранов с пикирования подавил два из них огнем своих пушек и пулеметов и повел штурмовиков в атаку на вражеские машины. В результате этой атаки противник потерял двадцать самолетов, а двадцать первый самолет был сбит Барановым в воздухе.

6 августа сорок второго года о Михаиле Баранове узнала вся страна. В тот день Совинформбюро сообщило: «Командир звена 183-го истребительного авиационного полка 8-й воздушной армии старший лейтенант М. Д. Баранов, возглавляя группу патрулировавших над переправой через Дон самолетов, вступил в бой с двадцатью пятью истребителями противника. В первой атаке Баранов сбил один самолет противника. Затем атаковал подошедшие бомбардировщики врага, подбил одни из них и принудил совершить посадку в расположении советских войск. В ходе боя Баранов заметил, что немецкие истребители атаковали советских штурмовиков. Баранов немедленно пришел им на помощь и сбил еще один вражеский самолет. Израсходовав боезапас, он пошел на таран и плоскостью своего самолета нанес удар по хвостовому оперению вражеской машины. Та рухнула на землю. Баранов спасся, выбросившись с парашютом».

Позднее, посвящая этому выдающемуся подвигу большую статью под названием «Самолет двадцати четырех звезд», известный советский писатель П. А. Павленко рассказывал в ней: «При подходе к цели группа Баранова заметила четыре Ме-109, атакующие нашу пехоту. План боя родился мгновенно. Баранов и сержант Савинов вдвоем сбивают один Ме-109. Второй фашист атакует Баранова. Лейтенант Юдин, выручая командира, сжигает самолет атакующего врага. Два уцелевших «мессершмитта» уходят. И тотчас же, без передышки, завязывается второй бой: большая группа вражеских истребителей и бомбардировщиков нападает па три наших самолета. Соотношение сил в пользу противника. На одного Баранова приходится пять Ме-109 и семь Ю-88. Он сбивает два истребителя, а когда иссякают боеприпасы, таранит третьего. Самолет немца и самолет Баранова падают почти одновременно. Баранов выбрасывается с парашютом и под прикрытием своих благополучно достигает земли... Один час этого последнего воздушного боя... стоил немцам девяти истребителей и одного бомбардировщика...».

Летевший в другой группе наших истребителей младший лейтенант Иван Сержантов увидел, как на спускавшегося с парашютом нашего летчика устремились три «месеершмитта», и смело вступил в бой с ними, чтобы спасти Баранова. Благодаря умелым маневрам, он сбил вражескую машину и прикрыл Баранова от последующих атак противника.

Через несколько дней, 12 августа 1942 года, Михаилу Баранову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда. Отмечая это событие в жизни летчика, газета «Правда» в статье «Герои воздушных боев па Дону» писала о нем, как о «храбрейшем из храбрейших... выдающемся летчике истребителе». Имя Баранова стало в те дни одним из самых популярных не только в 8-й воздушной армии, но и во всех частях и соединениях Военно-Воздушных Сил Советской Армии.

Выпущенная политическим управлением фронта листовка о героическом подвиге М. Д. Баранова, сбившем в одном бою четыре гитлеровских самолета, заканчивалась высокой оценкой и призывом следовать примеру героя: «...Молодой воин, сменивший токарный станок на штурвал боевого самолета, Герой Советского Союза капитан Михаил Дмитриевич Баранов стал в дни Отечественной войны прославленным асом, замечательным мастером воздушного боя... Все свои мысли, все желания оп подчинил одной великой цели-закону наших летчиков-истребителей — искать и уничтожать врага!

Когда осенью сорок второго года командующий 8-й воздушной армией генерал-лейтенант Т. Т. Хрюкин принял решение пополнить 9-й гвардейский авиаполк лучшими летчиками армии, то одним из первых направил туда капитана Баранова и летчика той же дивизии И. Я. Сержантова; Это было большой поддержкой боевому коллективу этой части. Разумеется, весь личный состав 9-го гвардейского уже знал о Баранове, многие видели знаменитый бой 6 августа, и потому появление его в полку было воспринято всеми с большой радостью.

Вот как пишет о первой встрече с Барановым в этом полку В. Д. Лавриненков в своей книге «Возвращение в небо»: «- Не успели оглядеться, как вслед за нами вошла группа мужчин. На их гимнастерках сверкали награды. Среди вошедших было три Героя Советского Союза. Один из них — блондин среднего роста — сразу привлек мое внимание.

— Баранов, — назвал он себя.

Я с восторгом смотрел на него. Славные боевые дела Баранова были известны всем летчикам, мы помнили его по портретам в газетах, знали, что служит он где-то рядом с нами, иногда и встречались в воздухе. Баранов в те дни был самым популярным истребителем на нашем фронте.

Оглядев новичков, Баранов стал расспрашивать, кто откуда прибыл.

Тут-то мы и узнали, что капитан Баранов является заместителем командира 9 то гвардейского полка».

В таковом качество Михаил успешно руководил боевым коллективом. Участвовал в полетах, помогал летчикам осваивать Як-1. Часто он поднимался в воздух с летчиками, которые уже заканчивали переучивание, показывал им приемы воздушного боя, завязывал с ними поединки в зоне, демонстрировал приемы штурмовки, водил группы истребителей на полигон.

Следует сказать, что летал Баранов всегда охотно и с большим азартом. Однако тяжелый поединок в августе сорок второго, закончившийся тараном самолета противника и последующим приземлением с парашютом, нет-нет, да и давал о себе знать. Время от времени он болел. Однажды во время полета судорогой свело ногу, и он чуть было не погиб. Чтобы немного разгрузить Баранова, его перевели на должность штурмана части. Он продолжал летать, но уже меньше. Так было до 17 ноября.

В тот день в полку полеты начались как обычно с вылета эскадрилий по маршрутам на отработку групповой слетанности. С одной из них в качестве контролирующего полетел и Баранов. Полет проходил нормально. Но уже подходя на обратном пути к аэродрому, Михаил почувствовал ослабление реакции правой ноги. Ее все сильнее схватывала судорога.

Совершив посадку, капитан с тревогой доложил о случившемся командованию. В тот же день по предложению врача полка М. М. Шанькова были оформлены соответствующие документы, и Баранов отбыл в дом отдыха. В течение двадцати долгих для него дней Баранов не находил себе места, нервничал и рвался в часть. Однако но окончании срока пребывания в доме отдыха ему не удалось уехать в полк. Он простыл и заболел, и врачи, учитывая общее состояние больного летчика, направили его и тыловой госпиталь на обследование и стационарное лечение. Но и после пребывания в госпитале Баранову не разрешили поехать в полк, а снова отправили в дом отдыха, чтобы он мог укрепить здоровье. Выданное в госпитале свидетельство предписывало: «...подлежит амбулаторному лечению при части, но к полетам временно не допускается».

С этим запретом на полеты Михаил 15 января 1943 годи вернулся в полк, находящийся уже в Котельниково.

Для него было мукой видеть, как его товарищи один за другим поднимаются в небо, а он остается на земле. «Не летать, когда все в полку только и живут полетами, — вспоминает В. Д. Лавриненков, — для такого летчика, как Баранов, было невыносимой пыткой». Через два дня он вес же добился у подполковника Н. А. Верховца, замещавшего командира полка, разрешения и 17 января вместе с ним выехал на аэродром, чтобы совершить тренировочный полет.

К их приезду Як-1, недавно полученный с завода и еще не закрепленный за летчиком, был подготовлен техником к полету и осмотрен старшим инженером полка.

Михаил ликовал. Наконец-то он полетает. Как зафиксировано в архивных документах, получив задание, Баранов взлетел, но, ввиду обнаруженной уже в воздухе неисправности регулятора оборотов Р-7, сделал круг и вернулся на аэродром.

Не ожидая наладки Р-7 на этом самолете, Баранов попросил у Верховца разрешения пересесть на другую машину и произвести полет в зону. Получив такое разрешение, он вторично взлетел. На высоте 3000 метров выполнил левый вираж, потом переворот через крыло и сразу же вывел самолет в горизонтальный полет. Машина, управляемая опытным летчиком, послушно реагировала на отклонение рулей.

Но вот самолет вторично перевернулся вверх колесами и с нарастающей скоростью пошел к земле, страшной силы взрыв был слышен далеко от места падения самолета».

Гибель Михаила Баранова была потрясением для полка и всей 8-й воздушной армии, любимцем которой он был.

Спустя три дня гвардейцы, перед тем как перебазироваться на новый аэродром, пришли на могилу Баранова проститься с героем, намять о котором они пронесут до светлого дня Великой Победы и сохранят на всю жизнь.

Пройдут годы, и останки аса Сталинграда, Героя Советского Союза гвардии капитана Михаила Дмитриевича Баранова будут перезахоронены, и его могила войдет в архитектурно-скульптурный мемориальный ансамбль, открытый на Мамаевом кургане в Волгограде в ознаменование побед Советской Армии, поразивших весь мир.

  1. Самолет 24 звезд

Старшему лейтенанту Михаилу Дмитриевичу Баранову ещё нет полностью двадцати одного года. В январе 1939 года, по окончании Чугуевского военно - авиационного училища, он вышел в жизнь лётчиком. С тех пор прошло несколько жизней. Юноша, стал дважды краснознаменцем, затем Героем Советского Союза, и на фюзеляже истребителя он имеет 24 звезды. Откуда пошла эта традиция - рисовать звёзды по числу сбитых немецких самолётов, я не знаю, но она близка суровому духу нашего времени. Так старые запорожцы вбивали в ложа своих кремневок серебряный гвоздик в счёт каждого уничтоженного врага. Увидишь такую кремневку в музее, и невольно тянется воображение к богатырю, обессмертившему оружие, и за потемневшим серебром боевых отметок встает суровый и страстный облик.

Двадцать четыре звезды превратили юношу Баранова в бесстрашного воина. О том, что он когда-то родился в деревне Горха Ленинградской области, вспоминает робко и нежно, словно с тех пор прошли столетия. И точно - столетия !   Многие дни войны стоят по напряжению годов мирной жизни, и неверна мысль, что лётчик, сражаясь мгновениями, не успевает пережить всю тяжесть испытания, как оно уже кончено. Это не так. Конечно, если ограничиться одними голыми фактами, то ничего веселее, беззаботнее и проще, чем лётная жизнь, и представить себе невозможно.


22 сентября прошлого года Михаил Дмитриевич Баранов, возвращаясь на свой аэродром в составе звена, заметил три немецких истребителя, атаковал их и один сбил.

2 октября, собираясь атаковать колонну машин с немецкой пехотой, он встретил "Хеншель-126", и, как тот ни отбивался из пушки, сжег его, но, впрочем, и сам едва успел выброситься с парашютом.

Спустя шесть дней опять сбил "Хеншель-126", а, возвращаясь домой, атаковал пятёрку "Мессершмиттов" и зажёг один при первой же атаке. Сам тоже едва добрался домой.

В декабре сжёг "Ю-88" и с вышедшим из строя мотором каким-то чудом приземлился на случайной площадке.

В феврале звеном напал на механизированную колонну немцев и лично уничтожил 15 автомашин, несколько танков, повозки, добрую сотню солдат...

У старшего лейтенанта Баранова больше сотни боевых вылетов, из них около 70 воздушных боёв. Любой из них можно свести в итоге к двум - трём строкам, что вряд ли верно изобразит нам и лётную жизнь, и лётную войну.

Баранов сражается в районе северо - восточнее Котельниково. Внизу - золотые степи, рассечённые реками. Немцы ползут к востоку, таща за собой резервы колоннами в несколько десятков километров. Переправы служат как бы укреплёнными пунктами степного сражения. Переправы - в руках наших наземных войск, с воздуха же ими "заведуют" истребители. Сражения за переправы идут одно за другим в течение всего светового дня. Любой час состоит из 50 минут боя и лишь 10 минут перерыва. Немцы атакуют переправы компактным строем: 12 - 15 бомбардировщиками при 15 - 18 истребителях. Наши встречают их парами, так свободнее. Здесь происходят не схватки и не бои, а непрерывное воздушное сражение, когда в небе одновременно сражаются сотни машин. Был день, когда на одном лишь участке немцы потеряли 37 самолётов. Надо к тому же заметить, что в этих районах немцы держат самые лучшие машины.

Боевой азарт иной раз принимает здесь самые неожиданные формы. Трое немцев дрались против одного нашего. Никто не хотел первым выйти из боя - это ход смерти. Кто первый выходит, тот никогда не приходит. Но у нашего лётчика иссякло горючее, и хотя он знал золотое правило воздушного боя - не отваливать первым, пришлось быстро спланировать и сесть в рожь. Не сумев сбить его в воздухе, немцы решили доканать на земле. Два "Ме-109ф" сели по бокам нашего "Яка". Степь казалась вымершей. Немцы выскочили из своих машин, чтобы поджечь "Як", но тут лётчик с несколькими бойцами набрасывается на них, и дело кончается жестокой рукопашной с применением кулаков. Трофеи: два целеньких немецких истребителя.

Воздушные сражения происходят здесь так, словно земли нет, с 1500 метров до бреющего, и зачастую наземные части вынуждены наблюдать эпизод воздушного боя, разыгрываемый у них над самыми головами. Но бывает и так, что воздух сражается за землю, точно она одна и существует для лётчика. Это когда разыгрываются затяжные танковые сражения.

На-днях немцы сосредоточили в балке и в саду на краю населённого пункта более 100 танков. Подтягивало сюда танки и наше командование. Близился танковый бой. Обе стороны ждали рассвета и вместе с ним авиацию. Наша пришла первой: две группы бомбардировщиков по 50 машин. С наклонного пикирования ударили они в центр скопления немецких сил, а несколько групп "Илов" вцепилось во фланги. Вслед за первыми взрывами, немецкой колонне пошли вперед под прикрытием "Яков" наши танки. Населенный пункт был ими занят ещё до подхода вражеской авиации. Но вот и она !   Стремится перехватить наши "Пе-2" и обрушиться на наземные части. Тут истребители переносят внимание с земли на небо, втягивают немца в воздушную драку, и события на земле благополучно продолжаются без участия "Юнкерсов", но при поддержке "Яков".

Таких сложных, длительных и массированных воздушных боёв, как в Придоньи, давно не было, а может быть не было ещё вовсе. И большинство из них не так мгновении, как принято думать. Советским лётчикам приходится сражаться не мгновениями, а днями. Обстановка обогащает здесь каждого огромным опытом. У каждого пилота своя тактика боя, основанная на победах. Есть своя тактика и у Михаила Баранова, но рассказать о ней словами так же трудно, как трудно словами научить человека летать. Впрочем, для определения её есть одно слово - настойчивость. Любимый маневр Баранова: заставить немца вести бой на фигурах. Выбрав себе "модель", Баранов не разбрасывается на остальных, но жмёт выбранного до тех пор, пока тот не начнет искать выхода из боя. На выходе - уничтожает. Сам же ни за что не покинет первым района схватки.

Его имя увековечено и в названии пионерской дружины одной из школ города-героя Ленинграда, в памятных мемориалах на флaгмaнe промышленности города — Кировском заводе, где работал Михаил Баранов, и в новых победах и успехах наследников славы 9-го гвардейского Краснознаменного ордена Суворова Одесского авиационного полка.

«...Беспредельно тяжелая гибель нашего героя, — указывалось в приказе 268 ИАД, — призывает нас к еще большей боевой выучке, к непримиримой ненависти к врагу до полного его уничтожения.

Дела твои славные, товарищ Баранов, достойные преданного сына нашей Родины, будут записаны золотыми буквами в историю Великой Отечественной войны, страна, народ их никогда не забудут.

Молодое поколение будет воспитываться на примере твоего мужества, беспредельной преданности Родине и ненависти к врагу».

7 августа две группы наших истребителей под командой капитана Мазуренко и старшего лейтенанта Баранова сопровождали отряд штурмовиков. При подходе к цели группа Баранова заметила четыре "Ме-109ф", атакующих нашу пехоту. План боя родился мгновенно. Баранов и сержант Савинов вдвоем сбивают один "Ме-109ф". Второй немец атакует Баранова. Лейтенант Юдин, выручая командира, сжигает немца. Два уцелевших "Мессершмитта" уходят, - и сейчас же без передышки зав

Поиск по сайту
Обратный отсчет

Календарь
«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Праздники сегодня

Архив записей

МКОУ СШ №2 г. Котельниково © 2020